Одесса на связи

За последние годы опубликовано немало разнообразных текстов, так или иначе касающихся биографии одесского сленга. Оценка их качества не является поводом этих заметок — мне мое время дорого. Хочу лишь обратить внимание читателя на то очевидное обстоятельство, что язык — вещь пульсирующая, податливая, подвижная. Это в полной мере относится и к сленгу как составляющей его части, опять-таки, без качественной оценки. Сленг всегда активно жил, на здоровье не жаловался и здравствовать будет, нравится нам это или нет.

Одесситы подходят к жизни с чувством юмора и могут весело и бодро ответить на любой им поставленный вопрос.

• Два одессита рассматривают статую Свободы.

— Шо не говори, а это памятник тете Соне. Только она могла выйти встречать гостей с примусом в одной руке и квитанциями за квартиру — в другой. Да еще в ночнушке и в бигуди!

• Как говорят в Одессе: «Не хочу вас расстраивать, но у меня все хорошо!»

• В слезах Фая с упреком говорит мужу:

— Тебя даже не интересует, почему я плачу? Хочешь скажу?

— Не надо! У меня нет таких денег!

• — Фима, и где ты познакомился с такой девушкой?

— Как где? На Дерибасовской, под фонарем!

— И шо, фонарь тогда не работал?

• — Моисей Абрамович, что за праздник был у вас вчера?

— Сарочка отмечала десятую годовщину своего сорокалетия.

• Много ли надо бедному еврею? Кусочек белого хлебца, а икра — да бог с ней! — пусть будет черной.

• Софа учит дочь:

— Запомни, Ривочка: гнездо надо вить на конкретной шее, а не в облаках!

• — Дядя Изя, большое спасибо за ту трубу, что вы мне подарили. Такой дорогой подарок!

— Да, ерунда! Что там дорогого? 60 копеек.

— Но зато мама и папа каждый вечер дают мне десять рублей, чтобы я не дудел.

• Вечером Рабинович нервно ходит перед своим домом, то и дело поглядывая на часы.

— Волнуюсь за свою Сару, — поясняет он соседу.

— А что с ней?

— С ней мой автомобиль.

• — Лева, я восхищен вашими чувствами! Вы с Софой вместе живете уже 30 лет и тем не менее, гуляя по Одессе, всегда держитесь за руку!

— Сема, если я ее отпущу, она обязательно что-нибудь купит.

• — Циля, ты ездила на море вместе с Сарой?

— Таки да.

— Сарочка так загорела, а ты такая бледная…

— Ой, я тебя умоляю! К ней, кроме загара, никто не приставал!

• Объявление в еврейской кондитерской:

«Возьмем на работу продавца-диабетика».

• — Изя, вы когда-нибудь видели детектор лжи?

— Я не просто видел, я на нем женат.

• — Абрам, а вы молитесь перед едой?

— Ну что вы! Моя Сарочка не так уж и плохо готовит.

• Одесская квартира. Рабинович спрашивает у жены:

— Сарочка, дорогая, а шо ты сделаешь, если я тебе нечаянно изменю?

— Ха!.. Напишу на твоем надгробии: «У него было светлое будущее, но он таки предпочел светлую память».

• — Сара, не смей мне возражать!

— Абрамчик, я и не возражаю. Я молчу.

— Тогда убери мнение со своего лица!

• — Сема, вы знаете, когда вас нет, о вас такое говорят!

— Я вас умоляю! Передайте им: когда меня нет, они даже могут меня бить!

• — Роза Марковна, да у вас ангина! Вам надо полоскать горло!

— Черт с вами, доктор! Ласкайте!

• «А почему бы и нет!» — подумал Исак Хаимович и переписал завещание на самого себя.

• Одесса. Привоз. Продавец покупателю:

— Вы шо, думаете, я про свой товар вру? Да я даже говорю вам хуже, чем оно есть на самом деле!

• Одесситка поздравляет соседку с днем рождения:

— Софочка, красоты тебе, любви, денег, ума! А все остальное у тебя уже есть!

• — Абрам, ты хоть раз говорил Саре все, что ты о ней думаешь?

— Говорил… Хочешь шрамы на голове покажу?

• — Послушайте, Хаймович, вам когда-нибудь приходилось скрывать, шо вы еврей?

— А смысл, Яша? Куда я таки, по-вашему, мог бы спрятать природный интеллект в моих глазах, гордый профиль и безупречные манеры?

Одесса на связи